О начале Сущего.

25 Сен 2016 в 18:53.

У Дао-цзы.

Дерево в сто обхватов срубают и делают из него жертвенную чашу. Обрабатываю резцом, расписываю зеленым и желтым, украшают золотом, извилистыми расписными узорами с драконами и змеями, тиграми и барсами. А щепки от дерева лежат в канаве. От жертвенной чаши они также далеки, как прекрасное от безобразного,однако и чаша, и щепки в равной степени утратили природу дерева.
Тот, у кого разум преступает меру, говорит цветисто, у кого благо выходит из берегов — поступает лицемерно.
Совершенное цзин погибает внутри, а обнаруживается это в речах и поступках. И тут неизбежно тело становится рабом вещей.
Тот, чьи поступки неискренни, заставляет свои частицы цзин устремляться вовне. Но частицам цзин есть конец, а поступки не имеют предела, и потому волнуется сердце, замутняется разум, корень приходит в смятение. Когда потеряло устойчивость то, что этот корень хранит, то вовне он вслед за общим мнением судит о проступках, а внутри из-за этого замутняет свой чистый разум. В таком случае развлечениям нет конца и нет ни мгновения чистого покоя.
Поэтом мудрец внутри совершенствует искусство владения дао и не украшает внешнего милосердием и долгом-справедливостью. Не знает, что сообщают ему глаза и уши, а странствует в гармонии духа. Подобные ему внизу проникают до трех источников, вверху исследуют девять небес, по горизонтали пересекают шесть пределов, сквозь пальцы пропускают тьму вещей. Это странствие мудреца.

14463130_1157744544295096_1249764816730810977_n

Комментарии закрыты.